tara_lary: (Самара)

Осень скоро. Она еще не свершилась, не сбылась, но уже робко выглядывает из редеющей кроны клена под окном, лукаво и печально улыбается, сидя за столиком напротив на пустеющей летней веранде кафе.
И будут прозрачные звенящие дни, наполненные тишиной, будет пронзенный, как копьем, полуденным лучом лес, холодная вода, которая кажется такой глубокой, что в ней можно утонуть, просто задержав взгляд чуть дольше, чем.
Можно будет уехать подальше, что бы как следует  поговорить с Осенью.
Нет. Не поговорить. Послушать.
О том, что закат все раньше, но цвет его так чудесно гармонирует с листвой, что можно простить ему эту невольную вольность. И симфония дождя по подоконнику (в классическом и пошлом ля-миноре) вновь будет свежа и актуальна. И о том, что кофе будет вкуснее, если пить его из термоса, грея руки о "походную" кружку, и закусывать прозрачным звенящим утром. Ведь осенью утро - это изысканное блюдо для гурмана, знаешь? Попробуй! Не торопись, не беги, не глотай. Осень уже договорилась со временем, что бы сегодня оно чуть-чуть замедлило свой бег специально для тебя. Что бы картинка была словно сквозь кристалл горного хрусталя, звуки -приглушенными, а свет стеклянным - прикоснись, и он тихонько зазвенит. 
А потом мы с тобой пойдем на тот маленький рыночек (помнишь?) и у смуглого улыбчивого мальчишки-жулика купим свежих специй, что бы сварить первый этой осенью глинтвейн. И будем сидеть рядом, сдвинув плечи, и быть вместе и по отдельности, прихлебывать из бокалов и молчать обо всем на свете. И Осень, устав к ночи, присядет рядом. Угостится глинтвейном, одарит фирменной своей улыбкой, и, передохнув, пойдет быть дальше. А мы останемся.  

tara_lary: (Default)
Жизнь человеческая - удивительная штука, малоисследованная и, оттого, еще более сладостная. Есть в ней место вещам и явлениям, которые крайне сложно и с большой натяжкой можно объяснить в имующихся научных терминах. Впрочем, вещи эти и явления, как правило, открываются тем, кто готов их увидеть и если не поверить, то хотя бы с ходу не отвергать потому, что "непонятненько".

Всю жизнь я любила украшения - ожерелья, браслеты, серьги покупались, делались или дарились в неимоверных количествах. Что-то терялось, что-то прикипало ко мне надолго, что-то передаривалось, но ощущать влияние этих вещей я начала лет эдак в четырнадцать, в самый разгар процесса социализации.


Дальше я буду болтать всякую околооккультную ерунду )
tara_lary: (Default)
Обрывки разговоров, как яркие разноцветные бумажки-фантики. Мы заворачиваем в слова события, бытие, небытие (ну это уж если получается, не всегда так). Жизнь оборачиваем, и она становится яркая, празднично-шуршащая, пахнет сладкой ватой, недавним дождем и юношеской восторженностью. Играем в камешки, кидаем их в общий котел, так, что бы не понять, кто выиграл, что бы поделить драгоценный приз пополам. Или на четыре четверти. Ну, в общем, поделить как-нибудь, а то и вовсе отдать кому-нибудь обездоленному, на кой он нам-то сдался, этот приз?
Дорога не победа, а участие. Такое, человеческое, участие, когда смотришь в глаза, и понятно – участвуешь. Тут слова не нужны, оно и без обертки нарядной хорошо получается.
Кофе в кружке со смешной термической рожицей, начинающей улыбаться, когда наливаешь горячее, чай в кружке «Bad coffee sucks». Ролики после работы, бильярд или зоопарк в субботу, если не лень будет вставать. А можно и весь день на диване проваляться, раскидывая вокруг все те же слова и обертки от шоколада.
Тула, Ярославль, Новгород, Валдай, Ростов, Переславль-Залесский и еще какой-нибудь Торжок в придачу, впечатывающиеся в матрицу фотоаппарата лубочными картинками с улыбающимися лицами в фокусе. А еще хорошо бы все-таки в Киев махнуть, но тут уж двух-трех дней маловато, надо что-нибудь придумывать.
Надежные, как немецкие традиции пивоварения, туфли на низком каблуке, в которых так удобно гулять по Терлецкому парку. Там еще утки на пруду забавные – жирные, наглые, обладающие глубоким чувством собственного достоинства. Подплывают лениво, придирчиво осматривают предложенные куски хлеба. Родные, не колбасой же вас, право, кормить, уж ешьте что дают. Жрут, куда ж им деваться.
Коты, гоняющиеся друг за другом по квартире и перманентно линяющие белой и черной шерстью. На белых шмотках отлично смотрится черная шерсть, на черных – белая. На черно-белом трикотажном платье, если забыть убрать его в шкаф, получается высокохудожественная инсталляция котами.
Котостадо пребывает нынче в удивлении: в порыве трудового энтузиазма Рыжий ликвидировал два старых шкафа, с которых так хорошо было пикировать на наш диван.
Странно это – просто быть любимой. Без условий, без объявления войны и без игры в поддавки. Он и так сильный, зачем мне играть? А я – рядом, почти для красоты. Словами шебуршу-шуршу потихоньку, лианой обвиваюсь вокруг шеи, по-кошачьи на колени лезу. А он меня на руках таскает и насмехается беззлобно. А я - мурлычу. Так и живем.

Опубликовано с мобильного портала m.livejournal.com
tara_lary: (Default)

У Гриши, одного из наших аналитиков, тесть - пилот, поэтому Гриша, естественно, является носителем всяких чудных "летных" жаргонизмов. Вся рабочая группа давно уже перестала говорить слово "последний", заменяя его эвфемизмом "крайний", вот отсюда и родилась фраза: "Я устал(а) как крайняя собака!" 


tara_lary: (Default)
Поделились тут намедни со мной восхитительным лингвистическим казусом из разряда "чудо-опечатка": Россия - вперде!

Опубликовано с мобильного портала m.livejournal.com
tara_lary: (Default)

Он спит. 
Он безумно красиво спит. А еще очень красиво занимается любовью - я знаю, я видела.
Видела со стороны, не переживая ничего экзистенциального.

Мы ругаемся. Иногда. Иногда каждый день. Но во сне он обнимает меня, подгребает под бок собственническим движением, и это счастье. Он прощает мне мою работу, я прощаю ему его. У нас общая кошка, общая машина и два года счастья. И ремонт. И ремонт машины. И лебедка в подарок на день рождения. И брилианты в подарок на новый год. И цветы - просто так, потому что он увидел их у метро.

Странно, но мы вместе. Он добыл меня, я сохранила его, ничья. Я знаю, что он меня ждет. Он знает, что я жду его. И это удивительный феномен. Горе мое, счастье мое, теплый, до скрипа порядочный, мизантроп и филантроп. Я не знаю, как все это уживается в одном человеке. Да и знать не хочу. Не хочу разбирать механизм на части, мне не важно как он работает, важно что он существует.

Я боюсь. Потерять, так или иначе. Но не держу. И от этого тоже страшно, как на тарзанке в детстве.

Странное чувство. К необычному человеку. 
Когда я одевала кольцо на его руку, у меня дрожал пальцы. И у него. Дрожь была слишком ощутимой, что бы ее скрыть. Да мы и не скрывали. 
Наверное, это был страх. Перед будущим, перед друг другом, перед "мы" окончательно и бесповоротно. 
Но все прошло. И два года прошли как мгновение. И теперь "мы" обрело окончательную форму, затвердело. И должно дать побеги, потому что мы оба этого хотим. Потому что "я" уже нет.  И это "мы" должно обрести форму, цвет, запах и вкус. 

Любовь - глупое слово, я в него не верю. Но верю в нас.

tara_lary: (Default)

В доме пахнет чуть влажным деревом, свежезаваренным кофе и протопленной печью. Старый свитер и теплые шерстяные носки, связанные прабабушкой, дополняют картину уютных ощущений. Муж спит. Я пью кофе, курю, щурюсь на окно, как довольная кошка - мне хорошо.
Завтрак - тосты с сыром и ветчиной, банальность какая. Ну и пусть, что банальность. Все сюжеты уже описаны, все слова сказаны, есть просто чувство, ощущение, тепло солнца на щеке, буйство нарциссов, которые цветут по всему участку и быстро вянут в вазе и читаная-перечитаная Маргарет Митчел. Самое то чтиво, последний штрих на рисунке для гравюры в духе Дюрера. Уголь и дерево. "Я подумаю об этом завтра" - вот так, и гори оно все огнем и пропади пропадом.  

Говорить не хочется, думать не хочется, и голова и тело хором взбунтовались - отказываются действовать. Ну и не надо. Мне и так хорошо. 
Не думать, не двигаться, курить и смотреть на нарциссы. Счастье.

tara_lary: (Default)

Оказывается, она прошла. Она была в подъезде на Коломенской,  в тверском лесу - в тринадцати километрах от ближайшего населенного пункта, на даче - около считавшегося "условно пригодным" для купания пруду, в старой "семерке", припаркованной в парковой зоне...

Что осталось там? Десяток разбежавшихся в разные стороны друзей, две гитары, которые невозможно было состроить, как не старайся, разговоры "за жизнь" у потухшего костра, украдкой сорванные поцелуи, первая свадьба. Безбашенные праздники, плохие сигареты, разведенный спирт, мечты.

Наверное о мечтах я сожалею больше всего. Нет, моя жизнь прекрасна и удивительна, это не "онанизм и саможалость", но так мечтать мы уже не разучились. 
На прошлый новый год я поняла, что мне нечего загадать. Ну не смешно ли? 
А оказывается, все уже есть, а то, чего нет, я знаю, как получить. Мечты - нет. Есть желания и пути их осуществления. Не более того.

tara_lary: (Default)

 Мы дети уличных кофеен,
 Сидим, нахохлившись, втроем.
 Считаем мелочь как умеем,
  И зерна черные жуем.
                                 З. Ященко

Уже много лет для меня утро не начинается, пока я не выпью чашечку кофе. То есть оно, конечно, начинается, но для моей измученной недосыпом тушки, а не для бессмертной души. Душа отказывается просто так просыпаться, требует допинга. 

Питер

Feb. 15th, 2008 04:45 pm
tara_lary: (Default)
Мой сезон - осень. Мое время - сумерки. Мой город - Питер.

Как хорошо пройтись по городу вечером, когда не зажглись еще фонари, а в воздухе витает запах осенних листьев и близкой воды...
Когда ветер рвет шарф, руки зябнут без забытых перчаток, но я не возвращаюсь за ними.  Я боюсь потерять даже минуту этого времени, времени наедине с Городом. Городом - туманом, городом - сном, городом - миражем.

Я сама придумала его. Он родился в осеннем сне, он материализовался из дымки вечерних сумерек, как призрак несбыточного, как жидкий свет фонаря, как тишина, сгустившаяся за окном.

Захожу в маленькую кофейню. Заказываю эспрессо. И почему в Питере даже в самых паршивых маленьких кафешках на окраинах варят такой потрясающий кофе?
Грею о чашку озябшие пальцы, не думаю, курю. Ловлю обрывки разговоров, осколки чужих жизней. Я когда-нибудь напишу роман. И действие этого романа будет происходить в Питере. И диалоги я напишу именно так - как обрывки чужих разговоров в кафе.

Я соберу эти осколки и придумаю. Жизнь, счастье, одиночество, покой, трагедию, комедию и фарс, нелепый конец, миг осознания, веру. Я все это придумаю и вплету в бесконечные диалоги-монологи в питерских кафе.

А потом я допью кофе, дойду до пяти углов, и прикоснусь к шершавому камню. И возьму его бесценный дар - вечный покой, душевный приют. Взмою над суетой и увижу его сверху - мой город-сон, укутанный вечерними сумерками и моей светлой печалью, в багрянце осенних листьев, в кружеве мостов, с блестящими венами и артериями каналов. Я помашу рукой ангелу на шпиле, я присяду на каравеллу там, в вышине, и уплыву навсегда в город моих грез.

Я давно не была в Питере. 
tara_lary: (Default)
 Бывает, сознание цепляется за какое-то слово и начинает вертеть его так и эдак. Примерять, рассматривать и пробовать на вкус... Слово може появиться откуда угодно - из песни, играющей фоном в наушниках, из случайного диалога, из мерзкого пейзажа за окном - это не важно. А рождающаяся цепь ассоциаций с этим словом может увести очень далеко.

Вот например - "поклонник". Ах, какое очаровательное, чуть старомодное, слово... Оно пахнет дорогим парфюмом и чуть запыленным костюмом натуральной шерсти. Седоватые виски, снисходительная улыбка. Ритм - танго. Вкус - бордо урожая 1982 года. 

Набережная. Парапет. Ракурс - три четверти. Ртутный свет фонаря. Прохладные пальцы. Ветер с моря треплет шарф на нежной женской шейке.  Ах, как не хочется прощаться! Я Вас провожу, уже поздно. Рука. Поцелуй - на несколько мгновений  дольше, чем положено по правилам приличия. Вспыхнувшие щеки. Гимназистки так очаровательны!

Снег. Такси. Здание театра. Смех. Он - поддерживает. Она - приникает. Распахнутое пальто, лайковая перчатка. И проседь кажется чуть сильнее - от снега. Антракт. Шампанское. Приглушенный уверенный голос, властне интнации - он рассказывает. Она - слушает, широко распахнув глаза. Такси. Ресторанчик - он знает, куда отвести даму. И все это - уверенно, сильно, со вкусом...

Ах, как мне нравится слово "поклонник"!
Page generated Sep. 26th, 2017 06:19 pm
Powered by Dreamwidth Studios